Статьи о здоровье и медицине

Герпетическая инфекция может явиться почвой для бесплодного брака, поскольку вирусы оказывают неблагоприятное воздействие на репродуктивное здоровье как женщин, так и мужчин. Но и при наступившей беременности герпес-вирусы вызывают серьезный риск внутриутробного инфицирования плода и неблагоприятного исхода беременности [1, 4, 5, 7]. Вирус простого герпеса (ВПГ) нередко является причиной развития неврологических, соматических и эндокринных проблем у новорожденных и детей более старшего возраста [3]. Особенно опасна генитальная локализация герпеса, которая у беременных встречается в 7–35% наблюдений [2, 6].

Целью настоящей работы явилось изучение оптимизации диагностики герпетической инфекции у беременных с отягощенным акушерско-гинекологическим анамнезом (ОАГА) в динамике беременности.

Были обследованы 74 повторнобеременные женщины: 49 первородящих и 25 повторнородящих. Возраст пациенток – от 20 лет до 41 года. У всех женщин имелся ОАГА, и они были направлены в МОНИИАГ с диагнозом: «хроническая герпес-вирусная инфекция»;. Исследование проводилось в динамике, начиная с 16–24 нед. беременности.

Для выявления маркеров ВПГ были применены вирусологический (быстрый культуральный метод – БКМ), молекулярно-биологические (ПЦР, ПЦР real-time) и серологические (ИФА) методы. В качестве клинического материала от беременных женщин были изучены кровь, моча и урогенитальные соскобы. О вирусной нагрузке в различных клинических материалах судили по количеству ДНК ВПГ, которую определяли методом ПЦР-rt. Для каждого образца регистрировали значение порогового цикла Ct (threshold cycle – точка, при которой флюоресценция превышает фоновое значение) и вычисляли медианы. Полученные значения порогового цикла (Ct) сравнивали со значениями стандартных контрольных образцов с известным содержанием ДНК в пробе. Для оценки параметров гуморального ответа исследовали сыворотки крови тИФА на наличие специфических антител к ВПГ (АТ) классов IgM и IgG. Определяли также активность антител, которую выражали в титрах, и авидность IgG-АТ, о которой судили по индексу авидности (ИА).

Среди обследованных беременных отмечалась высокая инфицированность: у 43 (58%) из 74 женщин была выявлена та или иная урогенитальная инфекция (УГИ) вирусной и/или бактериальной этиологии. Метод диагностики УГИ – проведение ПЦР с качественной оценкой результата. При подробном изучении анамнеза было обнаружено, что смешанная УГИ была выявлена у 21 (28%) беременной женщины. В структуру инфицирования входил целый спектр возбудителей УГИ: Ureaplasma urealiticum, Micoplasma hominis, Toxoplasma gondii, Gardnerella vaginalis, Chlamidia trahomatis, Candida albicans, Human papillomavirus. У 22 (30%) беременных женщин был обнаружен единственный возбудитель УГИ: Ureaplasma urealiticum – у 15 (20,4%), Micoplasma hominis – у 4 (5,4%). При этом жалоб пациентки не предъявляли, клинических признаков инфекции отмечено не было. Gardnerella vaginalis обнаружена у 3 (4,2%) беременных.

На первом этапе обследования пациенток был проведен сравнительный анализ частоты выявления прямых маркеров ВПГ (инфекционная активность вируса и ДНК ВПГ). Ни у одной из этих женщин во время обследования не было обнаружено каких-либо клинических проявлений генитального герпеса. Пациентку считали инфицированной, если маркер вируса был обнаружен хотя бы в одном изученном клиническом материале. В течение всего периода обследования у 18 (24,3%) беременных были выявлены маркеры ВПГ. При этом ДНК ВПГ была обнаружена у 15 (20,3%) беременных, инфекционный вирус – у 3 (4%) женщин (рис. 1). Различия в частоте выявления ДНК ВПГ по сравнению с инфекционно-активным вирусом были статистически значимыми (p<0,05).

Была определена частота выявления ВПГ в разных клинических материалах. Были исследованы 525 биологических материалов от беременных женщин на присутствие прямых маркеров ВПГ: по 175 образцов крови, мочи и урогенитальных соскобов. При анализе всех исследованных образцов суммарно всеми использованными методами (БКМ, ПЦР и ПЦР-rt) чаще всего маркеры ВПГ были выявлены в урогенитальных соскобах (27/175, 15,4%) и образцах мочи (20/175, 11,4%), достоверно реже – в крови (4/175, 2,3%, р<0,05).

Наряду с суммарной оценкой был проведен сравнительный анализ частоты выявления маркеров ВПГ в зависимости от метода. Методом ПЦР ДНК ВПГ была обнаружена в 16/525 (3%) образцах, методом ПЦР-rt – в 30/525 (5,7%) образцах. Статистический анализ показал, что метод ПЦР- rt выявлял вирусную ДНК достоверно чаще, чем классический метод ПЦР (p<0,05). Инфекционно-активный вирус в биологических материалах (БКМ) обнаруживался значительно реже, чем ДНК ВПГ – в 5/525 (1%) пробах. Таким образом, чувствительность обнаружения ВПГ методом ПЦР-rt превышала чувствительность двух других использованных методов.

Низкую частоту выявления ВПГ методом БКМ в клинических образцах можно объяснить либо отсутствием инфекционно-активного вируса в данных пробах при наличии вирусной ДНК, либо меньшей чувствительностью метода БКМ по сравнению с ПЦР.

Проведенные исследования показали, что количество ДНК, обнаруженное в моче и урогенитальных соскобах, выше, чем количество ДНК в образцах крови. При статистической обработке значений порогового цикла (Ct) различия оказались статистически достоверными (р<0,05).

Исследование сывороток крови показало, что у 64/74 (86,5%) беременных при первичном обследовании присутствовали анти-ВПГ-IgG антитела. Анти-ВПГ-IgG антитела отсутствовали у 10 (13,5%) женщин. У 2 (2,7%) беременных при первичном обследовании помимо IgG-АТ были обнаружены антитела класса IgM, которые являются маркерами острой фазы инфекции.

При оценке авидности IgG-АТ было установлено, что у всех 64 (86,5%) женщин, у которых были обнаружены IgG-АТ к ВПГ, антитела характеризовались высокой авидностью (ИА>50).

Беременные были обследованы в динамике на трех сроках беременности: во втором и третьем триместре и перед родами. При первичном обследовании во втором триместре беременности у 12 (14,8%) женщин были выявлены маркеры ВПГ методами БКМ и/или ПЦР. У 8 (12,2%) беременных обнаружение маркеров ВПГ сочеталось с выявлением высокоавидных IgG-АТ (ИА>50) с высокими титрами (1:320). Из числа обследованных беременных IgG-АТ не были обнаружены у двоих, что указывает на первичное инфицирование.

Изменение концентрации IgG-АТ или выявление АТ с высокими титрами в сыворотках крови при исследовании в динамике сопровождалось выявлением прямых маркеров ВПГ в течение всего обследования у 3-х беременных. У одной беременной IgG-АТ так и не были обнаружены, несмотря на выявление маркеров ВПГ в течение всего исследования.

У 2 (3%) женщин были обнаружены прямые маркеры ВПГ при первичном обследовании в сочетании с IgM-АТ. У одной из этих женщин беременность закончилась самопроизвольным выкидышем во втором триместре.

В третьем триместре беременности впервые маркеры ВПГ были выявлены у 3 из 74 беременных. Серологическое исследование показало, что у одной женщины антитела к ВПГ отсутствовали. При дальнейшем обследовании этой беременной наблюдалось появление низкоавидных (ИА<50) IgG-АТ с низкими титрами 1:20. Это указывало на первичное инфицирование. У 2-х пациенток произошла реактивация инфекции, при этом у одной были выявлены высокоавидные IgG-АТ с высокими титрами 1:320, у другой титр антител составил 1:20.

Последнее обследование женщин перед родами показало, что у 3-х беременных впервые были обнаружены маркеры ВПГ, несмотря на присутствие антител к ВПГ, что свидетельствовало о реактивации герпетической инфекции.

У 4 (5,4%) беременных маркеры ВПГ выявлялись на протяжении всего обследования. При анализе вирусной нагрузки в клинических образцах было установлено, что у 2-х беременных вирусная нагрузка увеличивалась в динамике с увеличением срока гестации: от 100 копДНК/мл при первичном обследовании до 10 000 копДНК/мл – на последнем сроке обследования. У двух других изменений вирусной нагрузки зафиксировано не было.

Таким образом, согласно полученным результатам, начиная со второго триместра гестации у 15 (20,3%) из 74 беременных произошла реактивация герпес-вирусной инфекции. Первичное инфицирование диагностировано у 3 (4,0%) беременных, причем 2 (2,7%) пациентки были инфицированы во втором триместре беременности и 1 (1,3%) – в третьем. У 49 (66,2%) беременных выявлено бессимптомное носительство. У 7 (9,5%) женщин, направленных в МОНИИАГ с диагнозом «хроническая ВПГ-инфекция», ВПГ-инфекция отсутствовала на протяжении всей беременности (рис. 2).

Серологическое обследование 74 беременных в динамике показало, что не всегда реактивация герпетической инфекции сопровождается выявлением высоких титров IgG-АТ или повышением титров в динамике. Так, у 3 из 15 (40%) женщин при реактивации ВПГ были выявлены титры IgG-АТ с низкими значениями (от 1:20 до 1:80).

Выводы

Частота выявления маркеров герпетической инфекции у беременных зависит от применяемых диагностических методик (вирусологических, молекулярно-биологических, серологических) и исследуемых диагностических сред (кровь, моча, урогенитальные соскобы). Наибольшую диагностическую ценность имеют молекулярно-биологические методы (ПЦР, ПЦР-rt) при исследовании материала из таких сред, как моча и урогенитальные соскобы.

Реактивация герпетической инфекции не всегда сопровождается выявлением высоких титров IgG-АТ или повышением титров в динамике. Это свидетельствует о низкой способности иммунной системы беременной женщины к выработке достаточного количества антител даже при наличии прямых маркеров ВПГ и доказывает необходимость проведения иммунокорригирующих мероприятий у беременных высокого инфекционного риска.

По материалам www.rmj.ru/

Литература

  1. Макацария А.Д., Бицадзе В.О., Акиньшина С.В. Синдром системного воспалительного ответа в акушерстве. М.: Мед. информ. агентство. 2006. С. 448.
  2. Никонов А.П., Асцатурова О.Р. Генитальный герпес и беременность // Гинекология. 2002. Т. 4. № 1. С. 4–6.
  3. Полетаев А.В., Будыкина Т.С., Морозов С.Г. и др. Инфекция матери как причина патологии плода и новорожденного // Аллергология и иммунология. 2001. Т. 2. № 2. С. 110–116.
  4. Цинзерлинг А.В., Мельникова В.Ф. Перинатальная инфекция: практическое руководство // Практич. рук-во. СПб.: Эпби СПб, 2002. С. 352.
  5. Anzivino E., Fioriti D., Mischitelli M. et al. Herpes simplex virus infection in pregnancy and in neonate: status of art of epidemiology, diagnosis, therapy and prevention // Virol. J. 2009. Vol. 6. № 40. P. 1–11.
  6. Bursrein D.N. Sequally transmitted treatment guidelines // Current Opin. Pediatrics. 2003. Vol. 15. P. 391–397.
  7. Suligoi B., Cusan M., Santopadre P. et al. HSV-2 specific seroprevalence among various populations in Rome, Italy. The Italian Herpes Management Forum // Sex Transm. Infect. 2000. Vol. 76. P. 213–214.
Добавьте в закладки чтобы не потерять / поделитесь с друзьями:


Мероприятия PRO

Съезд специалистов ...

Компания «Эстет M.D.»  приглашает вас на ...

XII церемония ...

Самое ожидаемое событие мира сферы ...

Первый Черноморский ...

Первый Черноморский Конгресс «Красота на кончике ...

Мастер-класс от Purlés

Purlés – профессиональная французская косметика, ...

Экспертное мнение

26.04.2017

Стираем с лица признаки старения: эффекты и

Каждый второй пациент косметологической клиники обращается к врачам с частой проблемой отчетливо проявившихся

+ View

19.04.2017

Как построить успешный личный бренд

Для разговора о том, как построить личный бренд в сфере медицины, мы не случайно в качестве эксперта выбрали

+ View

18.04.2017

Конкурентная стратегия для медицинского

Рынок медицинских услуг стремительно развивается, всё больше врачей предпочитают заниматься частной

+ View

О рубрике «Венерология»

Раздел «Венерология», посвященный венерическим заболеваниям, охватывает болезни, которые передаются посредством полового контакта. Так, в разделе «Венерология» можно получить информацию о таких заболеваниях: хламидиоз (у женщин и мужчин), гонорея, триппер, бородавки, сифилис, трихомониаз, лобковые вши, а также герпетическая инфекция. Помимо описания характерных симптомов и опасностей болезней, в статьях приведены рекомендации по наиболее эффективным и безопасным методам лечения, которые позволят побороть неприятные заболевания в кратчайшие сроки.

Подписка на новости


Кто вы:

 

Scroll to top